Яндекс.Метрика
  • 27 Января 2018

    Братья Эдгард и Аскольд Запашные: «После каждого шоу радуемся, что остались в живых»

    Легендарные дрессировщики привезли в Тулу новую цирковую программу «Эмоции…». Myslo побеседовал со знаменитыми братьями.

    Перед премьерой Эдгард и Аскольд Запашные встретились с тульскими студентами: ребята могли задать укротителям любые вопросы – о карьере, цирке, юморе, взаимоотношениях с публикой и животными. Ну а в конце мероприятия туляков ждал сюрприз – встреча с настоящим тигром.

    В музее клоунов Тульского государственного цирка собралось более ста молодых туляков. Знаменитых братьев публика встретила бурными аплодисментами. Аскольд и Эдгард сразу предупредили: эта встреча – вне формальных рамок, поэтому ребята могут откровенничать, спрашивать абсолютно обо всем, что их волнует. За самые необычные вопросы артисты вручали подарки – билеты на их цирковое представление.

    - Что вдохновляло вас в начале карьеры, заставляло двигаться вперед?

    Эдгард: – Есть такая заповедь: не сотвори себе кумира. Да простят меня глубоко верующие люди, я в жизни сделал в точности наоборот, вознеся в этот ранг нашего отца Вальтера Запашного, Майкла Джексона и других успешных личностей. На их примере я усвоил: чтобы стать легендой после смерти, нужно пахать при жизни, не поднимая головы. Второе, что меня подстегивало, – воспитание, данное цирком. Оно прививает трудолюбие: мы каждый день делаем сложнейшие рискованные трюки, ставя под угрозу наши жизни. Недавно, четыре месяца назад, с корейским акробатом из нашей команды произошла трагедия: после прыжка с подкидной доски он приземлился на голову. И это – прямо во время представления. Через неделю он скончался от полученных травм. Но мы, цирковые артисты, знаем, на что идем. Поэтому после каждого шоу мы просто искренне радуемся… Радуемся тому, что остались в живых. И третье, что меня вдохновляет, – жизнелюбие. Не понимаю людей, которые просто плывут по течению или говорят: «Дети – самое главное, моя судьба не важна». Ведь это неправильный подход, жизнь дается только один раз. И раз уж мы говорим о детях, надо создать для них платформу, от которой они смогут оттолкнуться в дальнейшем, чтобы взлететь еще выше тебя. Такую платформу подготовил для нас с братом отец.

    – Некоторые считают, что животные в цирке – это не гуманно…

    Эдгард: – Давайте задумаемся, а что такое дрессура? Наверное, у каждого из нас есть домашние животные. Мы учим их ходить в туалет куда нужно, а не куда хочется, выполнять трюки, есть определенную пищу. Все это – и есть элементы укрощения. Более того, я скажу: все родители, по сути, дрессировщики. Они прививают нам нормы поведения, ценности, дают знания – в общем, делают все для того, чтобы мы стали здоровыми единицами общества. Но, к сожалению, среди родителей есть уроды – люди, которые издеваются над своими детьми, избивают их и подвергают насилию. Таких случаев масса: о них нам регулярно транслируют СМИ. Однако после подобных инцидентов никто не говорит, что воспитание в домашних условиях – опасная штука и ее надо запретить. Нет. Все удивляются, обсуждают и забывают. Но почему-то когда в цирке выявляются случаи насилия (а это очень редко), все вокруг сходят с ума: «Как так? Они издеваются над животными». Резонанс огромный! Вот такая несправедливость.

    Радикальные зоозащитные организации просто не знают, о чем говорят. Предлагая выпустить всех животных на свободу, они забывают о том, сколько видов вымерло за последние 40 лет из-за условий этой самой дикой природы. А это аж 38 видов! Мы же заботимся о своих животных: это не какие-нибудь дикие звери, которых в наморднике удерживают 50 ассистентов. Нет. Они хорошо воспитаны, умны и очень заинтересованы в общении.

    Аскольд: – Цель радикальных зоозащитников – продвинуть свою политику, получить влияние на большое количество людей. Однажды, на гастролях на Майорке, я стал свидетелем странного случая. На улице я встретил людей, которые стояли с табличками «Лошади – не рабы!». И вдруг к ним подбегает девочка (туристка), делает селфи на фоне этого митинга и сразу же заливает фото в Инстаграм. Все: она присоединилась к зоозащитному движению и, как ей кажется, внесла огромный вклад в улучшение жизни животных. Я хочу обратиться к вам, молодым людям: прежде чем что-то делать, сто раз подумайте: а принесет ли это реальную пользу или же просто засорит ваше сознание?

    – Вы сказали, что ваши животные очень сообразительны. Можете вспомнить случаи, когда они подшутили над вами или публикой?

    Эдгард: – Был у нас тигр по кличке Вулкан – очень опасный тип, настоящий боец, которому подраться – за радость. Он порвал многих своих собратьев. И однажды я стал невольным свидетелем его драки с другим тигром. Вышло так, что, разнимая их, я оказался лицом к лицу с этой машиной для убийств. Смотрим друг другу в глаза. Первая мысль – матерное слово. Я понял, что мне конец: Вулкан в два раза тяжелее меня, а его когти – десять ножей, которые вот-вот вонзятся в мое тело. Медленно, еле дыша, я начал от него отходить… Здесь ни в коем случае нельзя делать резких движений. И вдруг я прочитал в его взгляде: тигр меня простил за то, что я по собственной глупости умудрился оказаться в его плену. Дальше произошло неожиданное: Вулкан, этот суровый и злой тип, вдруг отступил и… подмигнул мне. И тут я обалдел. Мне захотелось вернуться и расцеловать этого добродушного тигра. Он смог взять под контроль свои повадки хищника.

    Аскольд: – А мне запомнился примат, который обожал пугать девчонок. Он набирал в рот воды, брал в руки фекалии и устраивал засаду. Холодный расчет – ничего больше. И когда девочки подходили к клетке, чтобы его подразнить (кстати, в этот момент животное выглядело гораздо умнее людей), он кидал в них свои «бомбочки». Визгу было! А примат и рад: сидит, улыбается, новую шалость готовит.

    Еще история. У нас с братом есть фирменный трюк, когда все животные выстраиваются в одну линию и одновременно делают различные упражнения. Однажды на репетиции все встали на задние лапы, а один из тигров – Томас – немного призадумался: есть тут у нас два брата, они тормозные немножко (смеется. – Прим. автора). В цирковом номере всё, как в армии: провинился один, а отдуваться всем. Тигрица Анита это сразу поняла и, будучи нетерпеливой и ответственной леди, как даст Томасу лапой по макушке! И парень наш сразу шелковым стал.

    – Что вы можете сказать о фильме «Величайший шоумен?» Насколько хорошо он показывает жизнь цирка?

    Аскольд: – Я бы назвал этот фильм шаблонным: мне показалось, что он сделан красиво, но без души. Но все же в нем было что-то похожее на современную реальность. Пикеты и факельное шествие, которое постепенно переходит в сожжение цирка, – есть не что иное, как демонстрация отношения к нашему искусству радикальных зоозащитников. Это правда. В фильме больше показана судьба господина Барнума, цирк же изображается по минимуму.

    – Есть шикарные яркие фильмы про театр, баскетбол, балет, хоккей. Но почему же пока нет большой картины о цирке?

    Аскольд: – В последнее время, и правда, не было подобных «выстрелов». В прошлом году у нас была попытка сделать нечто масштабное: мы запустили сериал «Маргарита Назарова». Но такого резонанса, как «Движение вверх» или «Большой», фильм не вызвал. Это значит, что нам, цирковым артистам, предстоит еще много работы, чтобы вдохновить российских режиссеров на создание шедевра.

    Источник: myslo.ru